Фотографии
Учетная карточка
Наименование объекта Церковь Николая Чудотворца, 1865-1874 гг., предположительно арх. В.О. Грудзин
Тип объекта Регионального значения
Местоположение Одинцовский район, с. Аксиньино
Вид объекта Церковь
Датировка 1865-1874 года
Правоустанавливающие документы решение Исполкома Мособлсовета от 13.10.1975 № 1343
Современное значение религиозное
Охранный статус памятник архитектуры
Техническое состояние реставрация проведена
Архитектор Грудзин В.О.
Описание объекта

Звенигородские окрестности всегда вызывали восхищение своей красотой. Историк и писатель Н.М.Карамзин, возвращаясь из Саввино-Сторожевского монастыря, писал: «Нигде не видел я такого богатства растений; цветы, травы и деревья исполнены какой-то особой силы и свежести…; дорога оттуда до Москвы самая приятная для глаз, гориста, но какие виды».

Неподалеку от старинного русского города Звенигорода дорога на Москву проходит через село Аксиньино. Среди его домов, на высоком и обрывистом берегу реки Москвы, возвышается каменная церковь во имя святителя Николая Мирликийского. Храм построен в 1865-1874 годах в традициях русского храмового зодчества XVII века. История же храма, села, причта и прихода сложна и уходит в давние времена. Самое раннее упоминание об этой местности относится к XIII веку.

Это была Сурожская волость. Возможно, название пошло от старинного селения Сурожиц. Сурожане по рекам добирались до Сурожа — современного Судака в Крыму, с которым вели торговлю. Позже именно сурожан взял провожатыми в поход к югу от Москвы благоверный князь Димитрий Донской. Имеются сведения XIII века о существовании в этой местности погоста Николы «на Песку», т.е. поселения с церковью.

В 1448 году боярин Игнатий Васильевич Минин пожаловал часть своей вотчины поставленному тогда в митрополиты Московские святителю Ионе: «Милостию Божиею и Пречистыя Его Матери и молитвою святаго чудотворца Петра митрополита всея Руси, се аз, Игнатей Васильевич дал есмь святей Богородице соборной, на Москве, в дом святому чудотворцу Петру митрополиту всея Русии село свое Оксиньинское, свою отчину с церковию святым Николаю в Звенигородском уезде и господину своему Ионе епископу, нареченному во святейшую митрополию русскую, или кто по нем будет иный митрополит, и с деревнями что к нему наперед того потягивали (т.е. несли повинности — авт.), куды моя соха ходила, куды коса ходила, куды и топор ходил и с луги и с пожнями и с лесом и со всем с тем, что к нему издавна потягло; а господин мой держит то село в дому Пречистыя Богородицы, а не продает его, ни даст никому, ни менит ни с кем; а дал есмь то село на поминок своим родителям и себе и всему своему роду…».
Позже, в 1455 году новый удельный владелец князь Серпуховской и Боровский Василий Ярославович, получивший и Звенигородский удел, подтвердил передачу митрополиту Ионе сел Оксиньинского, Грибанова «да Николы на Песку». В июле 1473 года сын великого князя Василия II (Темного) князь Андрей Васильевич составил дарственную: «Отца своего Геронтия митрополита всея Руссии. Се аз князь Андрей Васильевич пожаловал сем его села и деревни: село Оксиньинское да Грибаново да Никола на Песку в Звенигородском уезде…».
Таким образом, по известным нам документам с 1448 года упоминаются два поселения — Оксиньинское и Николы на Песку с одноименной церковью.Когда менялись удельные владельцы и московские митрополиты, дарственную давали заново, подтверждая право на владение и дополняя новыми щедрыми дарами. Дарственные грамоты на Оксиньинское, или Оксиньино (так писали до середины ХУlll века), Грибаново и погост Николы, что на Песку в 1526 году подтвердил сын великого князя Ивана Третьего Дмитровский князь Юрий Иванович: «Се аз князь Юрьи Иванович для отца своего Данила митрополита всея Руссии пожаловал есмь его христиан в моей отчине в Звенигороде в городском стану его село Онсиньино с деревнями…».

До середины ХУII века Оксиньино называлось селом, сельцом или деревней. В старину так называли вотчинное поселение с усадьбой владельца и без церкви. Только с ХУII века селом стали считать поселение с церковью. Вышеприведенные упоминания о «своей отчине с церковью святым Николаю» и «Никола на Песку» относятся к погосту Николы, что на Песку.

Оксиньинское, или Оксиньино, стояло при Большой Московской дороге. Так раньше называлась дорога из Москвы до Звенигорода, которая до начала хх века проходила вдоль высокого берега реки Москвы. Северо-восточнее деревни находилось обширное болото, некогда представлявшее собой озеро. На территории нынешней Николиной горы был лес. Примерно в двух километрах от окраины села археологи обнаружили древние захоронения XI-XIII веков. Этот курганный могильник находился на северном высоком берегу ныне осушенного болота. Это наиболее вероятное местонахождение старинного погоста Николы, что на Песку. Отсюда пошло и название поросшей лесом возвышенности — Николина гора.

В 1619 году на погост Николы на Песку для торжественной встречи возвращавшегося из польско-литовсного плена святейшего патриарха Московского и всея Руси Филарета (1554 — 1634) были посланы царем Михаилом Федоровичем, его сыном, митрополит Крутицкий, князь Д. Т. Трубецкой и окольничий Бутурлин.

В Писцовых книгах 1623 — 1624 годов и в книгах Патриаршего Казенного приказа 1627 года записано: «… за великим государем за Святейшим Патриархом Филаретом Никитичем Московским и всея Руссии в вотчине погост на Москве реке, что на Песках, а храм был Николы Чудотворце, сгорел от лuтовскаго разорения» (т.е. в l6l0-е годы — авт.). Последствия Смутного времени сказывались долго. Почти половина пашенной земли Оксиньина заросла лесом. На патриаршем дворе проживал сын боярский Иван Заворотников, который «пашет церковную землю», На погосте осталось всего три крестьянских двора и один двор бобылей, Т.е. людей без своей земли и в кабале. В деревне Оксиньино сохранилось одиннадцать дворов крестьянских и семь дворов бобылей с 27 жителями.

На схематической карте Звенигородского уезда, которую можно датировать первой третью XYII века, условно изображена деревня Оксиньино Саввино-Сторожевского монастыря, а восточнее и удаленнее от берега реки нарисована столпообразная часовня «Крест». Она могла отмечать место сгоревшей деревянной церкви на разоренном погосте, а Оксиньино стало вотчиной Саввина монастыря. Со второй половины XYII века упоминания о погосте больше не встречаются.

Согласно известным нам историческим сведениям, новую деревянную церковь во имя святителя Николая могли поставить между 1627 — 1629 годом, но уже в селе Оксиньинском. В Окладной книге, т.е. налоговой описи, Патриаршего Казенного приказа 1629 года записано: «Прибыла по окладу Сторожевскаго монастыря строителя Иосафа Пестрикова церковь Николая Чцдотеорце в селе Оксиньине на Песку,…». Когда на следующий год святейший патриарх Филарет шел на богомолье в Севвин монастырь, то пожаловал «…Никольскому попу на молебен гривну…» Со времени правления царя Алексея Михайловича, часто бывавшего в монастыре и много сделавшего для его благоукрашения. хождения по Большой Московской дороге через Оксиньино на богомолье в Саввину обитель стали особенно многолюдны.

В селе Оксиньино находился монастырский двор, предположительно хозяйственного назначения. Крестьяне и монастырские бобыли, т.е. находившиеся в кабале у монастыря крестьяне, поставляли в обитель сено. К началу ХУIII века монастырский двор по переписям того времени значился как «пустой», т.е. не использовавшийся по назначению.

Причт Никольского храма состоял из священника, дьячка и пономаря. К приходу также были приписаны селения без собственных церквей, расположенные от храма на расстоянии до четырех верст: Полицей (ныне Палицы), которым владели Иудаевы. с XIX века Чурсины, потом Нечаевы; сельцо Липки, принадлежавшее Перхуровым; Ларюшино, принадлежавшее Михайловым, а позже Политкоасним. В начале XIX века к приходу приписали еще деревню дворян Перхуровых Сеньново (ныне Синьково). Все селения располагались севернее владений села Оксиньина.

Из-за низкого плодородия песчаной почвы основное внимание издревле уделялось обильным в этих местах покосам. Церковный надел с учетом численности причта состоял из трех десятин усадебной земли под церковью и домами священно-церковнослужителей в самом селе и тридцати трех десятин (1 десятина равна 1,45 га) пахотной и сенокосной земли. Церковный надел причта Никольской церкви размещался восточнее села и простирался от берега реки Москвы к Николиной горе. Через него вдоль берега пролегала широкая дорога на Москву, а по берегу шла узкая полоса бечевника для провода по реке барок и плотов. Земля плохо кормила и была далеко от села. Особых окладов клиру не полагалось, и содержание священно-церковнослужителей и их семей во многом зависело от прихожен.

К середине XVIII века в селе, название которого стали писать как Аксиньино, насчитывалось 38 дворов. Общее число прихожан превышало 350 человек. Храм обветшал и не соответствовал нуждам прихода. Церковный староста Филипп Кондратьев в 1762 году от имени настоятеля храма отца Николая Андреева и прихожан подал прошение в Звенигородское Духовное правление о возведении нового храма на месте ветхого.

Разрешение было получено, и к ноябрю 1763 года поставили новый деревянный храм на каменном фундаменте. Известно, что он был с одним престолом, одноглавый, вытянут в длину, с примыкающей колокольней, на которой находилось три колокола. Кровлю покрыли железом и окрасили. Согласно более поздней описи 1821 года в церкви возвели невысокий двухъярусный иконостас, окрашенный в голубой цвет с вызолоченными декоративными накладками, в котором «…местныя образа. Над царскими дверями образ Всемилостливаго Спаса, на нем пять венцов медныя высеребряны. Образ Распятие Господне, на нем венец медный. Образ по правую сторону царских врат Всемилостливый Спас на нем венец медный посеребренный. На левой стороне образ Смоленской Божией Матери с Предвечным Младенцем, венец медный посеребренный. На правом клиросе образ Николая Чудотворца, на нем венец медный посеребренный. На левом клиросе образ Алексея Божия человека. Еще образ Иоанна Спасителевы лествицы, еще образ Смоленской Божией Матери, образ Распятия Господня, образ Воскресения Господня с двенадесятыми праздниками и в нем образ Смоленской Божией Матери, образ Жен Мироносиц, образ Димитрия Ростовскаго, образ Николая Чудотворца, образ Спасителев, на нем венец медный. Разных образов десять, святцы двенадцати месяцев».

Храм обнесли оградой, выходившей углом на Большую Московскую дорогу. Дома священника и дьячка поставили рядом с церковью. Дом пономаря находился в селе.

Расположение храма среди сельских домов ограничивало расширение старого кладбища около церкви. Поэтому вскоре устроили ныне существующее кладбище севернее села на возвышенности за болотом. Оно было обнесено рвом, следы которого сохранились до сих пор. До последнего времени на кладбище можно Икона Николая Чудотворца было встретить надгробья второй половины XVIII века.

В 1764 году, согласно указу императрицы Екатерины II об изъятии монастырских земель село передали Государственной Коллегии Экономии, подведомственной Святейшему Синоду, и приписали к обширной Нахабинской Экономической волости Звенигородского уезда. Церковный земельный надел остался прежним.

До начала XIX века причт возделывал пашенную землю, но из-за удаленности надела и его низкого плодородия он почти не использовался по назначению. После упразднения Коллегии Экономии к началу XIX века село Аксиньино передали в ведомство Московской Палаты Государственных имуществ и приписали вместе с приходсними сельцами и деревней Ларюшино к Дмитровской волости (современное соседнее село Дмитровское). Передача крестьян государству мало отразилась на обеспечении духовенства.

Село и приход быстро разрастались. К 1853 году в Аксиньино насчитывалось уже 88 дворов с 660 жителями. В

целом к приходу относилось 144 двора с более чем 1100 прихожвнами. Для такого количества верующих храм стал тесен. К тому же за столетие он успел обветшать. Река из года в год подмывала высокий берег. Из-за близости обрыва и оползней Московскую дорогу перенесли за крестьянские дома и огороды. Древние захоронения около церкви начали сползать в реку. Храму грозило разрушение.

Уже в 1848 году начали собирать пожертвования на новый храм, но они были незначительны. К началу шестидесятых годов удалось собрать только 2700 рублей серебром. Несмотря на это, в 1861 году от имени настоятеля храма отца Андрея Ленского и прихожен было послано прошение в Московскую Духовную консисторию о возведении каменной церкви. Был представлен и проект нового храма. Предусматривалось возведение каменного одноглавого храма с обширной трапезной, шатровой колокольней над притвором, а так же каменной оградой.

В октябре того же года проект был одобрен консисторией и Московской губернской строительной и дорожной комиссией. Наиболее вероятно, что проект был разработан архитектором Василием Осиповичем Грудзиным, служившим при Московской Палате Государственных Имуществ, т.е. ведомстве, которому принадлежало село Аксиньино. Архитектор В. О. Грудзин построил много церквей, часовен и общественных зданий в Звенигородском уезде. Стиль, сдержанность и графичность форм и деталей храма соответствуют другим проектам архитектора.

Новый храм для безопасности решили поставить подальше от берега реки, примерно на том месте, где прежде стоял дом пономаря, рядом с проездом, ведущим к Большой Московской дороге.

Собранных средств и поступавших пожертвований было недостаточно. Пришлось на время отложить закладку нового храма. Но в 1865 отец Андрей Ламский, несмотря на явную нехватку денег, решился начать строительство, надеясь на помощь Божию. Торжественную закладку храма совершили 25 мая 1865 года по старому стилю по благословению святителя Филарета (1782-1867 гг.), митрополита Московского и Коломенского.

Подряд на строительство получил каменных дел мастер Борис Савватиев Раев, крестьянин села Городок Владимирской губернии. Возведение стен и сводов завершили в 1867 году. Но поскольку вся собранная сумма была истрачена, в 1868 году пришлось объявить дополнительный сбор пожертвований. На просьбы о помощи откликнулся действительный статский советник, потомственный гражданин и староста соседней церкви святых Апостолов Петра и Павла села Лужки Павел Григорьевич Цуринов. Он был владельцем фабрики, находившейся рядом с селом Лужки, помогал не только своему храму, но и другим церквам уезда. Именно он пожертвовал средства на возведение скита над пещерой преподобного Саввы Сторожевского, подвижника Божия и ученика преподобного Сергия Радонежского, близ Саввина монастыря. Благодаря содействию п.г. Цуринова храм был достроен к 1869 году. Крестьяне прихода не могли помогать деньгами, поэтому они взяли на себя то, что им было посильно — доставку на подводах строительных материалов. Привезенный кирпич обжигали непосредственно на месте строительства.

Храм получился стройным, пропорциональным, с четкими архитектурными деталями в традициях русского церковного зодчества XVII века. Он был однокупольный, с полукруглой апсидой, с широкой и просторной трапезной, восьмигранной колокольней с одним ярусом звона и шатровым завершением. Крытые железом кровли, вероятно, были окрашены в зеленый цвет. Купола над храмом и колокольней засияли позолотой, их венчали ажурные золоченые кресты. Внутреннюю отделку окончили в 1869 году уже при священнике Михаиле Беляеве.

Северный придел трапезной устроили во имя святителя Николая Мирликийского, южный придел — во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Трехъярусные иконостасы приделов в русском национальном стиле с элементами готики выполнил московский мастер Иван Андреевич Соколов. Архитектуру существовавших иконостасов можно представить по сохранившимся деталям деревянного тамбура трапезной.

Вечером 22 августа 1870 года, накануне освящения храма, освятили и подняли на колокольню подаренный П. Г. Цуриковым колокол, который И возвестил начало всенощного бдения. Специально был приглашен хор певчих, который отличался, по отзывам участников события, высоким уровнем исполнения.

Утром 23 августа Ивановским благочинным отцом Т. Н. Волхонским было совершено освящение придела во имя святителя Николая Чудотворца. Перед поздней литургией игумен Саввино-Сторожевокого монастыря отец Галактион освятил придел во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Благодарные прихожане поднесли П.Г. Цурикову икону святителя Николая Чудотворца. Вечером храм по основному контуру иллюминировали огнями, что в те времена было большой редкостью. Это событие вызвало всеобщее восхищение.

Утром 23 августа Ивановским благочинным отцом Т. Н. Волхонским было совершено освящение придела во имя святителя Николая Чудотворца. Перед поздней литургией игумен Саввино-Сторожевокого монастыря отец Галактион освятил придел во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Благодарные прихожане поднесли П.Г. Цурикову икону святителя Николая Чудотворца. Вечером храм по основному контуру иллюминировали огнями, что в те времена было большой редкостью. Это событие вызвало всеобщее восхищение.

При содействии П. Г. Цурикова в 1874 году завершили отделку главного придела церкви и установили там высокий иконостас, исполненный в московской мастерской Николая Алексеевича Охалнина. Престол во имя Живоначальной святой Троицы освящал 30 июня 1874 года игумен Саввино-Сторожевского монастыря Галактион. Богослужение сопровождал приглашенный П. Г. Цуриковым хор певчих из церкви святой Троицы села Троицкого. Прихожане вновь преподнесли благотворителю святую икону.

Из старого храма перенесли на новую колокольню еще три колокола, утварь и святые иконы. Обветшавшую церковь разобрали в 1876 году и тогда же подали в Московскую Духовную консисторию прошение о желании отметить веками намоленное место старого храма и древнее кладбище небольшой часовней. В 1879 году был утвержден проект деревянной часовни на каменном фундаменте архитектора В.О. Грудзина.

Часовня имела восьмигранную форму и шатровое завершение. Ее поставили примерно в четырнадцати метрах от обрыва берега реки вблизи здания волостного правления. Дома причта перенесли к новой церкви.

Состав причта остался прежним. В конце XIX века из-за отсутствия дьячка прислуживало два пономаря, но должность одного из них упразднили с 1890 года как не соответствующую штату. По традиции священно и церковнослужители происходил и из духовного сословия. Нередко сын или зять священника со временем сменяли его на служении. Епархиальное начальство не возражало против родового наследования в служении при одном и том же храме. К тому же священно и церковнослужители ставили собственные дома на церковной земле. Они не только служили в храме и совершали требы, но и занимались хозяйством, участвовали в повседневной жизни сельской общины. Семейное наследование в служении при церкви св. Николая Чудотворца можно проследить по архивным материалам с конца XYII — начала XYIII века. Например, сыновья священника Никиты Федорова Кирилл, Федор и Яким были рукоположены в священство и сменили его на приходе. А отец Андрей Андреев Ламский, который служил В храме с 1831 по 1867 год и был радетелем о возведении каменной церкви, приходился тестем своему восприемнику отцу Михаилу Соколову, у которого проживал, уйдя на покой.

В 1867 году в селе открыли земское сельское училище Министерства Народного Просвещения, закон Божий в котором преподавал отец Михаил Соколов. В 1901 году рядом с церковью открыли церковно-приходскую школу. По-видимому, она размещалась в сохранившемся до сих пор деревянном доме вблизи колокольни. При волостном правлении была создана Пушкинская библиотека. В 1908 году в бывшем сельце, а тогда уже деревне, Липки учредили земское училище. Учителями Закона Божьего в этих начальных учебных заведениях были священники церкви Николая Чудотворца: отец Иоанн Беляев и сменивший его священномученик отец Георгий Колоколов. При отце Георгии храм отремонтировали, покрыли полы метлахской плиткой и расписали стены.

В 1913 году осушили обширное болото за селом и дорогу на Звенигород проложили через Николину гору с поворотом от кладбища к селу, которое к началу ХХ века разрослось — в нем проживало около 700 жителей.

Веками создававшийся уклад сельской и приходской жизни был разрушен революцией. После издания в 1918 году декрета ВЦИК и СНК «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» священника Георгия Колоколова отстранили от преподавания в связи с передачей учебных заведений государству. Все церковное имущество, включая сам храм, было описано. Священно и церковнослужителей превратили в наемных служащих. В архивах сохранились сведения о регистрации общины при храме вплоть до 1928 года.

Тяжел был путь последнего настоятеля храма священном ученика отца Георгия Иосифовича Колоколова (1876 — 1937 гг.). Его рукоположили и назначили в храм Николая Чудотворца еще в 1904 году. Он был законоучителем во всех учебных заведениях прихода, состоял членом местного отделения Кирилло-Мефодиевскоro братства. Это был ревнитель духовного просвещения. Невзирая на притеснения, он продолжал служение после революции. В 1924 году отец Георгий был отмечен правом ношения наперсного креста.

В 1927 году он был возведен в сан протоиерея, а тремя годами позже награжден палицей. 1931 год стал началом крестного пути протоиерея Георгия. В этом году его арестовали первый раз и приговорили к пяти годам заключения. Год он пробыл на каторжных работах на строительстве Беломоро-Балтийского канала, а затем находился в одном из Соловецких лагерей. После освобождения в 1933 году он вновь вернулся к священнослужению, хотя тогда само пребывание в сане священника было опасным. Он был назначен настоятелем церкви великомученицы Параскевы Пятницы села Туголес Шатурского района. В 1934 году за усердие в служении протоиерей Георгий был отмечен наперсным крестом с украшениями, а в 1935 году правом ношения митры. В 1937 году он был вновь арестован по ложному обвинению и 9 декабря был расстрелян в Бутово, где, вероятно, был погребен в общем рву на окраине местного кладбища.

Во время Великой Отечественной войны село Аксиньино находилось в непосредственной близости от линии фронта. Осколок снаряда повредил купол храма и своды северного придела. Позже была утрачена каменная ограда. Иконы, церковная утварь были разворованы. Колокола, по всей видимости, реквизировали — государству требовалась медь. Здание храма длительное время использовали под совхозный склад, не ремонтировали, и оно продолжало медленно разрушаться. Храм оставался в запустении до конца ХХ столетия.

В 90-х годах в России начались перемены. Люди вновь обратились к вере и гтотянулись в церковь. В 1990 году жители села Аксиньина и дачного поселка Николина гора создали православную общину, которой было передано полуразрушенное здание храма. Настоятелем был назначен священник Алексий Гостев. Летом того же года состоялся первые богослужения. Милостию Божией и стараниями отца настоятеля, прихожен и благотворителей началось возрождение храма.

В 1991 году был установлен временный иконостас. Затем постепенно, год за годом, была восстановлена колокольня, кровля и стены храма, поставлены вызолоченные кресты и подняты новые колокола.

Источник: http://st.nikola.ru